История храма

Происхождение названия храма

Церковь преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, «что в Старых Сторожах», «что в Старых Серебряниках», «на Петровке», «в Крапивниках», «на Трубе» известна по документам с 1591 года. Она расположена напротив юго-восточной стены Высоко-Петровского монастыря, основанного митрополитом Петром в XIV веке и обязанного своим расцветом покровительству Петра I и Нарышкиных.

Время построения Сергиевской церкви в точности не известно, в описании XIX века предположительно указывается 1591 год. Пока единственным документальным подтверждением этой даты является так называемый «Петров чертеж» (1597), на котором можно видеть небольшой одноглавый храм на спуске от Высоко-Петровского монастыря к Неглинной. Название местности «Старые Серебряники» говорит о том, что здесь располагались дворы серебряников — мастеровых, работавших на Монетном дворе.

Определение «на Петровке у Трубы» указывает на расположение храма в переулке между Петровкой и Трубной площадью. А о происхождении названия «в Крапивниках» (или «в Крапивках») мнения разнятся. Чаще всего говорят о том, что здешняя местность была изобильна крапивой. Есть и другие версии: «Еще один переулок в этих местах — Крапивенский. Название его связывают с зарослями крапивы, якобы особенно буйно росшей здесь. Однако в Москве переулки обычно назывались по фамилии наиболее заметного домовладельца, жившего в нем. В документе 1752 г. упомянут некий коллежский асессор Алексей Крапивин, живший тут, — возможно, от его фамилии и произошло наименование переулка» (С. К. Романюк. Из истории московских переулков (1988)).

Трудно сказать, были ли в XVII задворки Высоко-Петровского монастыря столь глухи и чащобны, чтобы дать название переулку. По Сигизмундову плану Москвы 1610 года все пространство между улицей Петровкой и речкой Неглинной было застроено деревянными домами. Однако на плане Горихвостова 1767 года восточнее Петровки разбросаны отдельные дворы, городских кварталов нет; вдоль низменного берега Неглинной темным тоном показана пойменная луговина или пустырь, возможно, возникший в результате пожаров в первой половине XVIII века. В Переписных книгах 1738–1742 годов местность позади дворов прихожан церкви Сергия Чудотворца в сторону Неглинной значится «безгласной».

XVII век

Церковь преподобного Сергия впервые упоминается в документах в 1625 году. Церковь названа деревянной, и записано, что «по окладу дани 18 алтын 2 деньги платил поп Иван». Та же запись повторяется и в 1628 году.

В 1631–1632 годах в приходе церкви насчитывалось 40 дворов, священником был Кузьма Игнатьев. За последующие 6 лет приход увеличился на 14 дворов, и в Переписной книге 1638 года у «Сергия Чудотворца Старых Серебреников» записано уже 54 двора — в том числе двор попа Агафоника, дворы стольника Семена Яковлева сына Вельяминова, князя Феодора княж Васильева сына Долгорукова, князя Василья княж Григорьева сына Козловского, его сына стольника князя Алексия, Микиты княж Левонтьева сына Шаховского, стольника Микифора Иванова сына Плещеева, стряпчего князя Юрья княж Михайлова сына Ухтомского и других.

В издании «Московский Некрополь» (1907–1908), составленном В. И. Саитовым и Б. Л. Модзалевским, указывается, что в XVI–XVIII веках в церкви Сергия на Трубе погребались князья Ухтомские. До сего дня на северной стене придела преподобного Серафима можно видеть четыре каменных плиты, на самой левой из которых можно разобрать часть надписи:»…княгиня Ухтомская«. Возможно, это и есть плита, упомянутая в «Московском Некрополе»: «Ухтомская княгиня… Федоровна преставилась 29 декабря 1688 года, жена стольника князя Ивана Юрьевича Ухтомского».

Надпись на другой плите сохранилась полностью: «Лета от сотворения мира 7219, от Рождества Христова 1711, октября в 1-й день, на память Покрова Пресвятыя Богородицы, преставися раба Божия княгиня Евдокия Михайловна, капитана лейб-гвардии Семеновскаго полку князя Феодора жена Ивановича Дашкова».

Далее расположена плита, похожая по материалу и стилю надписи на предыдущую. На ней утрачены дата преставления и имя усопшей 83-летней вдовы Михаила Челищева. Рядом с ней — плита с надписью: «…преставия раб Божий стольник Михаил Борисович Челищев и погребен бысть против сей таблицы».

Какой вид имела церковь в первой половине XVII века, мы можем приблизительно представить по плану Мериана, относящемуся к 1638 году. На нем изображена шатровая деревянная церковь.

В 1639 году проводилась перепись московских церквей, но церковь Сергия в Старых Серебряниках была ею пропущена, о чем и сообщает Строельная книга 1657 года. В ней же написано:

«Церковь Сергия Чудотворца деревянная, что у Трубы, а мерою под церковью земли и кладбища в длину 23 сажени, а в другую сторону 17 саженей без трети, поперек 18 сажен без получетверти, и то кладбище тесно, порозжей земли нет… И по Государеву указу к церкви Сергия Чудотворца, что у Трубы, для утеснения старого кладбища взята вновь под кладбище порозжая церковная земля, что перед поповым и дьяконовым двором. Да под новое ж кладбище взято из попова из Игнатьева да из дьяконова Борисова дворов из длинников по пяти сажен из двора на поперечнике через все их дворы. И всего того новоочистного кладбища и с порозжей землей вдоль подле старого кладбища осьмнадцать сажен без получетверти, поперек от старого кладбища семь сажен с третью. И по Государеву указу старое кладбище огорожено заборами наглухо в вышину в полтретья аршина, а новоочистное кладбище… огорожено изредка надолбами».

В 1677 году церковь сгорела, в связи с чем вышло постановление церковных властей: «С сей церкви для пожарного разорения данных денег велено взять половину». Скорее всего, в следующем году началась постройка каменного храма. В Писцовой книге 1680 года он уже показан как «церковь Сергия Чудотворца, что у Трубы, каменная». На плане Готофреда (1695) Сергиевский храм предстает скромным четвериком с позакомарным покрытием и одной луковичной главкой.

При церкви, видимо, существовала колокольня. Где именно она располагалась и какие формы имела — неизвестно. Но до конца XIX века в Сергиевской церкви сохранялся вкладной колокол 1689 года, который «приложили от малого своего подаяния за многое свое согрешение стольники князь Михайла да князь Иван Юрьевичи Ухтомские в церкви Преподобного отца Сергия Чудотворца, что меж Петровки у реки Неглинной, у Трубы, в Старых Серебряниках, для поминовения усопших сродников своих». Весил колокол 73 пуда (примерно 1 200 кг).

XVIII век

Прошло около двадцати лет, и к южной стене храма пристроили придел с трапезной, посвященный Иоанну Предтече. Эта реконструкция не отражена в документах, однако известно, что 21 марта 1702 года был «выдан антиминс в церковь Преподобного Сергия Чудотворца, что в Белом городе у Трубы, в Старых Серебряниках. Взял диакон Стефан Алексеев». Антиминсы выдавались на вновь освящаемые престолы. Следовательно, можно с уверенностью считать, что незадолго до того строительство Предтеченского придела завершилось.

Известно также по Переписным книгам 1702 года, что служил в церкви поп Алексей Иванов, а в приходе было 47 дворов.

В 1737 году в Окладных книгах Синодального казенного приказа церковь Сергия писалась по Никитскому сороку; дани и пошлин платила 1 рубль 44 копейки. В ведомости «О ветхостях московских церквей», составленной в 1747 году, сказано, что на «церкви Сергия Чудотворца на Tрубе на двух главах кресты покривились». Значит, в это время у церкви было две главы: вторая либо на предполагаемой колокольне, либо на пристроенном в 1701 году приделе Иоанна Предтечи.

Кроме покосившихся крестов, других повреждений в церкви не указано, однако через два года, 20 сентября 1749 года, следует указ Московской Синодальной конторы «церкви Сергия Чудотворца на Трубе священнику Семену Иванову с приходскими людьми о постройке вместо оной ветхой церкви каменной настоящей церкви с двумя приделами». Очевидно, это самая крупная переделка в истории храма преподобного Сергия в Крапивниках. После нее он приобрел планировку, близкую к современной: основной четверик надстроили вторым ярусом, а с северной стороны появился Никольский придел. Тогда же, очевидно, возвели и колокольню.

Любопытная деталь: на самом раннем из сохранившихся планов церкви 1770 года колокольня не показана. Тут мы имеем дело, скорее всего, с ошибкой. Известно, что в 1771 году в Москве свирепствовала эпидемия чумы, вследствие которой Сергиевский храм лишился и священника, и прихожан (в приходе осталось всего 6 дворов) и был приписан к церкви Знамения за Петровскими воротами. Храм несколько лет не действовал, никаких построек здесь не производилось, а на плане 1774 года он показан уже с колокольней. Значит, выстроили ее все-таки раньше, во время капитальной перестройки, инициированной указом 1749 года.

Верхний ярус храма, поставленный на первоначальном четверике, представляет собой невысокий четверик со срезанными углами, типичный для барокко середины XVIII века. Основные грани прорезаны окнами, промежуточные обработаны арочными нишами, углы — пилястрами. Этот надстроенный ярус напоминает небольшие церкви Высоко-Петровского монастыря: церковь Пахомия Великого над южными вратами, выходящими в Крапивенский переулок (построена в 1753–1755 годах, когда в монастыре работал Д. В. Ухтомский), и церковь Толгской иконы Божией Матери (построена в 1744–1750 годах, когда в монастыре работал И. Ф. Мичурин).

Учитывая, что Д. В. Ухтомский был с 1745 года архитектором полицмейстерской канцелярии и ведал всей застройкой и благоустройством Москвы, можно предположить, что проект перестройки нашего храма выполнил архитектор из команды Д. В. Ухтомского. Судя по планам, при перестройке была сохранена первоначальная планировка придела Иоанна Предтечи, апсида которого несколько отстоит от объема главной церкви, в то время как вновь выстроенный придел Николая Чудотворца поставлен вровень с центральной апсидой.

От XVIII века до нас дошло несколько планов церкви, но наиболее близким к истине следует признать план 1780 года, хранящийся в РГАДА. Этот план был, видимо, скопирован с упоминавшегося плана 1770 года, но затем сверен с натурой, о чем свидетельствуют внесенные исправления: отмечена колокольня и изменена конфигурация апсид главной церкви и Никольского придела.

XIX век

Во время нашествия французов в 1812 году церковь была разграблена и, видимо, сильно пострадала, так как не значится в списках уцелевших по Тверской части. Указом Святейшего Синода от 9 апреля 1813 года ее как бесприходную приписали к церкви Григория Богослова, что близ Дмитровки. Утварь и имущество Сергиевского храма описали, часть взяли в церковь свт. Григория, а икону преподобного Сергия в 1816 году передали в церковь села Бородина.

По упразднении Сергиевского прихода дома священнослужителей разобрали, а в 1828 году, ввиду требования гражданского начальства, чтобы в Белом городе все дома были каменными, староста и прихожане церкви Григория обратились к митрополиту Московскому Филарету (Дроздову) с прошением о позволении разобрать ветхую Сергиевскую церковь, а материал пустить на постройку домов для священнослужителей.

Митрополит не одобрил этой инициативы, пожелав сохранить в целости святой храм. В 1847 году он сам осмотрел церковь преподобного Сергия и, найдя ее «прочной, исправно отделанной», предложил для устройства Антиохийского подворья, но митрополит Илиопольский предпочел Вознесенско-Ипатьевский храм в Китай-городе.

В 1848 году о передаче Сергиевского храма для устройства подворья ходатайствовали представители Афонского Пантелеимонова монастыря, однако священнослужители и прихожане Григорие-Богословской церкви уступить приписной храм афонитам не согласились «из благоговения к угоднику Божию преподобному Сергию». Митрополит Филарет также был против устроения в Москве Афонского подворья. «Иное дело идти на Афон для безмолвия, — писал владыка обер-секретарю Святейшего Синода А. Н. Муравьеву, — а иное, после удаления на Афон, с именем афонского безмолвника идти жить в молву московскую, на подворье».

В 1870 году прихожане и причт Григорьевского храма снова отказались передать Сергиевскую церковь, теперь уже для устройства Сербского подворья, указав, что это единственная в Москве приходская церковь, где главный престол посвящен преподобному Сергию Радонежскому.

В 1875 году «церковь была возобновлена прихожанами с позолотою всех трех ее иконостасов. Богослужения в ней совершались под все и во все большие праздники». В этом же году случилось и неприятное происшествие: храм посетили воры.

Сергиевская церковь к описываемому времени приняла следующий вид, зафиксированный в альбоме Н. А. Найденова «Москва. Соборы, монастыри и церкви» (1882–1883). В центре уличного фасада — колокольня, частично выходящая за красную линию переулка. Первый ярус колокольни представляет собой кубический объем с рустованной отделкой главного фасада, в котором видны ворота; арка ворот также оформлена рустом. На боковых фасадах отделка принимает форму широких рустованных столбов, поддерживающих профилированный карниз, завершающий первый ярус.

Второй ярус колокольни — равногранный восьмерик, в каждой грани которого пробито по арке, несколько выступающей из плоскости стены и завершенной замковым камнем. Нижняя часть каждой стены восьмерика оформлена плоской прямоугольной филенкой, верхняя часть над аркой — плоской фигурной филенкой, доходящей до карниза. Стыки стен восьмерика оформлены угловыми пилястрами, на которых лежит сложный многопрофильный карниз.

К сожалению, по фотографии невозможно определить характер завершения пилястр и полный профиль карниза. Завершение колокольни купольное, в нем по сторонам света устроены треугольные заглубленные фронтоны, отделанные сложной профилировкой. На куполе установлен глухой цилиндрический барабан с металлическим ажурным подзором; на барабане — луковичная главка с фигурным крестом.

На фотографии видна часть стены трапезной, на которой через неправильные промежутки расположены лопатки. Трапезная покрыта железной четырехскатной крышей. Из-за трапезной виднеется восьмерик церкви, установленный, как видно на более поздней фотографии (ГНИМА им. А. В. Щусева), на четверике. Восьмерик не равногранный (почему и называется еще четвериком со скошенными углами); четыре больших стены имеют по полуциркульному окну, заключенному в простой наличник с замковым камнем; под окнами — узкие горизонтальные филенки. В меньших стенах устроены ниши с полуциркульным завершением, также имеющие замковые камни. Стыки стен восьмерика церкви оформлены сдвоенными угловыми пилястрами с общей базой и капителью. На пилястрах лежит венчающий карниз сложного профиля. Покрытие церкви купольное, железное, на куполе — цилиндрический глухой высокий барабан, на нем — главка с крестом.

О состоянии дворового фасада на конец XIX века позволяет судить уже упоминавшаяся фотография из ГНИМА. Видно, что апсида центральной церкви разделена лопатками на три части и с севера к ней вплотную примыкает апсида Никольского придела.

К началу 1880-х годов в Москве не осталось приписных церквей. В 1883 году перестал быть приписным и Сергиевский храм: указом Александра III от 15 ноября 1883 года его передали Константинопольскому Патриархату для устройства подворья. Церковь принял по описи архимандрит Серафим (Скорули).

В ней в это время имелись два Евангелия, дискос и серебряный позолоченный потир с надписью, что тот устроен в церкви Сергия в 1775 году. Ризница была пуста, но иконостасы целы.

Центральный иконостас был пятиярусный, с четырьмя иконами в нижнем ярусе, все — в медных посеребренных ризах. Храмовая икона преподобного Сергия была «весьма древняя. По преданию, пред сею иконою три раза возжигалась ночью свеча, почему и икона сия считается и доныне чудотворной. На ней до 1875 года 1 октября висел сребропозлащенный крест с частицей мощей Преподобного Сергия, но в этом году похищен злоумышленниками, выломавшими оконную раму и решетку в приделе Иоанна Предтечи. В то же время были похищены Евангелие среднее, малинового бархата, с серебряной доской и крест напрестольный весом 1 фунт 2 золотника» (Архим. Серафим. Церковь преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского, чудотворца (1884)).

Придельные иконостасы были двухъярусные и также имели древние иконы. В проходе из главного храма в Никольский придел находилась большая старинная икона «Явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию» в сребропозлащенной ризе, устроенной в 1884 году. Пять больших, замечательных по древнему письму икон в медных вызолоченных ризах висели в трапезной: икона святителя Николая Чудотворца, икона Спаса Нерукотворенного образа и иконы Божией Матери «Утоли моя печали», Казанская и Балыкинская.

«Главную святыню храма, — писал архимандрит Серафим, — составляют святые мощи, привезенные из Константинополя и в продолжение всех последующих годов развозимые по епархиям в России. Мощи сии находятся в особом Ковчеге: 1) святаго Иоанна Предтечи, 2) святаго Апостола и Евангелиста Матфея, 3) Святителя Николая Чудотворца, 4) Святителя Иоанна Златоуста, 5) Святителя Григория Богослова, 6) святаго Великомученика Димитрия Солунского, 7) святаго Великомученика Георгия Победоносца, 8) святаго Великомученика Пантелеимона, 9) святой Равноапостольной Марии Магдалины, 10) святых Бессребреников Космы и Дамиана, 11) святаго Великомученика Харлампия, 12) святаго Великомученика Феодора Тирона, 13) святаго Прокопия, 14) 40 мучеников Севастийских, 15) святой Мученицы Пелагии, 16) святаго Великомученика младенца Кирика, 17) святой Мученицы Соломонии, матери ветхозаветных Мучеников Маккавеев. Массивный серебряный вызолоченный Ковчег для мощей, весом более полупуда чистого серебра, был пожертвован в 1885 году. Он имеет вид ларца на чеканной работы ножках, на крышке — горельефное изображение Херувима, по сторонам — ручки, по углам — четыре колонны тонкой чеканной работы, стенки и крышка богато орнаментированы эмалью. На внутренней стороне крышки изображены лики святых, мощи коих находятся в Ковчеге. Изготовлен Ковчег на фабрике серебряных изделий придворного поставщика И. П. Хлебникова. В 1896 году над Ковчегом с мощами устроен балдахин, увенчанный четырьмя византийскими орлами по сторонам и крестом сверху. Расположен он за правым клиросом, в приделе Иоанна Предтечи».

Церковь перешла во владение подворья вместе с прилегавшим участком следующих размеров:

«…длиннику с правой стороны по проезду вдоль Петровского бульвара одна и три десятых сажени; длиннику с левой стороны по соседству владений Харитонова, от Крапивенского переулка до поворота влево, семнадцать и двадцать семь сотых сажени с изломами; от сего поворота до заднего поперечника одиннадцать с половиной саженей с изломами вправо; поперечнику в переднем конце по Крапивенскому переулку, от проезда подле Петровского бульвара до выступа вправо, двадцать семь саженей и 27 сотых сажени с изломами; в выступ две сажени и тридцать одна сотая сажени; от сего выступа до левого длинника двадцать шесть сажен и 8 десятых сажени. Поперечнику в заднем конце по смежеству владения Харитонова и „Товарищества Эрмитаж“ от левого длинника до уступа влево пятнадцать сажен и 24 сотых сажени; от сего уступа до правого длинника двадцать девять сажен и 2 сотых сажени».

Участок не был застроен, и 11 июня 1885 года архимандрит Серафим обратился к епархиальному начальству с просьбой о разрешении увеличить придел во имя Иоанна Предтечи. Духовная консистория запросила мнения Московского Археологического общества о возможности переделок в церкви; последнее, обследовав храм, постановило «все требуемые постройки и перестройки разрешить».

По получении разрешения на работы, данного 8 октября 1885 года, была составлена смета на сумму 2 504 рубля, а также план постройки. Согласно плану, южная стена придела удлинялась и алтарная апсида выдвигалась вровень с имевшимися. Таким образом, придел Иоанна Предтечи становился самым большим по площади помещением церкви.

Стена придела получала два новых окна (в дополнение к двум существовавшим), апсида — одно, тяготеющее по расположению к апсиде главной церкви. Кроме того, на плане отмечены окна по центру главной и Никольской апсид, а также два — на северной стене Никольского придела; в южной стене четверика колокольни показаны лестница на ярус звона и дверь с улицы на эту лестницу. Размеры постройки на чертеже отсутствуют, но они указаны на обмерном чертеже участка 1887 года. Так, главная церковь имеет в апсиде размер 3,46 сажени; Никольский придел — 2,9 сажени; придел Иоанна Предтечи — 4,97 сажени. Северная стена церкви в длину была 6,67 сажени, а южная — 6,2 сажени (следовательно, южный придел был короче). Размеры четверика колокольни с севера на юг: 2,3 сажени, 2,36 сажени, 2,28 сажени. (1 сажень = 2,13 метра.)

Одновременно с расширением придела началось строительство комплекса жилых домов вокруг храма. Часть помещений в них предназначалась для служителей подворья, часть — для сдачи внаем. На фасаде, обращенном к северной стене храма, сохранились каменные памятные доски с надписями по-гречески и по-русски: «В царствование Александра III было открыто подворье при Вселенском Патриархе Иоакиме III, в лето 1883 года. Здания сего Константинопольского подворья воздвигались в Патриаршество Дионисия V, при первом настоятеле его архимандрите Серафиме, в 1887–1892 годах. Постройки исполнены архитектором С. К. Родионовым».

Цокольная часть здания выполнена из окрашенного кирпича в технике полосатой византийской кладки; в основном поле стены прочитываются мусульманские орнаменты; в наличниках верхних окон византийские колонки обрамляют килевидные проемы; в карнизе видны древнерусские мотивы: поребрики, городки. Возможно, таким образом архитектор стремился показать, что подворье древней Константинопольской Церкви, находящейся в мусульманской стране, выстроено на Русской земле. Строительство трехэтажного дома обошлось в 160 000 рублей. В 1893 году Александр III благоволил уплатить весь лежащий на подворье долг.

XX век

В 1920-е годы XX века Сергиевская церковь как памятник старины состояла на учете в Музейном отделе Наркомпроса. Будучи подворьем Константинопольского Патриархата, храм оставался действующим довольно долго. В 1920–1930-е годы его настоятелем являлся архимандрит Василий (Димопуло). Колоритный образ архимандрита Василия сохранился в мемуарах художника и историка Церкви М. Е. Губонина. Существует также посвященная ему статья священника Александра Мазырина, сотрудника кафедры общей и русской церковной истории и канонического права ПСТГУ, «Последний представитель Константинопольского Патриарха в Москве архимандрит Василий (Димопуло) и его церковно-политическая деятельность» (2013).

В 1922 году из храма преподобного Сергия изъяли ценности, причем изъятие сопровождалось беспорядками. Упоминание о них содержится в Информационной сводке № 92 Московского губотдела ГПУ «О политическом состоянии Москвы и губернии за 25 апреля 1922 года»: «У церкви Сергия (Трубная пл.) сегодня собралась толпа мальчишек, которые бросали в членов комиссии (имеется в виду комиссия по изъятию церковных ценностей. — Прим. ред.) камни. Были приняты соответствующие меры, толпа была рассеяна отрядом кавалеристов».

В 1925 году жилтоварищество, объединявшее окружающие церковь дома, устроило между уличной оградой участка и стеной церкви дровяной сарай, против чего возражал Музейный отдел, так как сарай угрожал пожарной безопасности храма.

В 1934 году архимандрит Василий умер, но храм действовал еще несколько лет. 5 февраля 1938 года Мособлисполком постановил:

  1. Утвердить постановление Президиума Коминтерновского райсовета о закрытии церкви по Крапивенскому пер., № 4.
  2. Разрешить Коминтерновскому райсовету переоборудовать здание бывшей церкви и организовать в нем районный дом пионеров. С предметами культа поступить в соответствии с постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8.IV–1929 г.
  3. Настоящее постановление объявить группе верующих, разъяснив порядок обжалования в двухнедельный срок в Президиум ВЦИК через Мособлисполком.
  4. Предложить Коминтерновскому райсовету не производить закрытие церкви до получения особого извещения от Мособлисполкома о вступлении в силу настоящего постановления.

После закрытия верхний ярус колокольни разрушили, в стенах пробили новые окна, в центральной апсиде — дверь. В здании храма разместился цех № 2 Первого московского завода коньков, производившего коньки и лыжные крепления.

В 1984 году искусствовед Н. В. Галактионова подготовила проект реставрации Сергиевской церкви.

В 1991 году храм преподобного Сергия был возобновлен как Патриаршее подворье. 30 августа 1991 года Святейший Патриарх Алексий II освятил центральный престол преподобного Сергия чином малого освящения. Первым настоятелем Сергиевского храма после его возвращения Церкви стал протоиерей Иоанн Экономцев (впоследствии — архимандрит), а в составе клира были протоиерей Глеб Каледа, иерей Иоанн Вавилов, иерей Иоанн Свиридов. После того как в 1993 году верующим передали церковь преподобного Сергия Радонежского в Высоко-Петровском монастыре, клир переместился туда, а в Сергиевском храме в Крапивниках остался иерей Иоанн Вавилов, ставший его настоятелем.

15 января 1998 года благочинный Сретенского благочиния протоиерей Олег Клемышев освятил, по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, бывший Никольский придел во имя преподобного Серафима Саровского.

XXI век

В новое тысячелетие храм преподобного Сергия вошел с воссозданной колокольней. Решение о ее восстановлении было принято в начале 2000 года. Над возобновлением звона трудился И. В. Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и храма Христа Спасителя, председатель Общества церковных звонарей. Проект выполнялся методом стереофотограмметрии по фотографии из альбома Найденова. Метод позволил с точностью до нескольких сантиметров восстановить размеры и формы колокольни. Воссоздан также весь подбор колоколов — от стопудового до восьмикилограммового: 100, 50, 25, 15, 8, 4, 2, 1 и 0,5 пудов. По завершении работ 15 декабря 2001 года на колокольне был установлен крест с четырьмя растяжками.

Первый звон в стопудовый колокол состоялся на всенощном бдении на Крещение Господне 2002 года. Колокола весом 50 и 25 пудов были изготовлены и доставлены в храм весной 2002 года. 5 апреля 2002 года состоялось освящение колоколов на колокольне. Первый звон во все колокола прозвучал на Благовещение 2002 года.

В 2010 году настоятелем храма назначен протоиерей Александр Абрамов. В том же году было совершено малое освящение придела Всех святых, в земле Русской просиявших. Началась (и продолжается) научная реставрация облика храма и его святынь. В 2013 году новое убранство получил Серафимовский придел: росписи алтарной части выполнила Ирина Зарон, алтарную преграду — Сергей Антонов. В 2014 году завершились работы по перевеске колоколов, золочению глав колокольни и храма.